Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Reply to this topicStart new topic
> Кто был первый DJ или "Как все начиналось", О дискотеках Москвы 80-х
DJ Comm
сообщение 23 May 2006, 10:09
Сообщение #1


Лучший текст-жокей форума
***

Группа: VIP
Сообщений: 2 225
Регистрация: 6.3.2004
Из: Саратов
Пользователь №: 2 169
Спасибо сказали: 236 раз(а)

Пол: Мужской



Кто был первый DJ или "Как все начиналось"
О дискотеках Москвы - Часть 1 - DJ Василич


В последнее время в специализированной прессе пошли разговоры о 20-летнем юбилее дискотек в нашей стране. Но действительно ли этому виду отдыха всего два десятка, неужели до 1986 года советские граждане не знали, что такое танцевать под заводную музыку вечерами напролет? Что считать точкой отсчета? Разобраться в этих вопросах помог старожил клубного движения - Андрей Статуев (он же DJ Василич, участник легендарного проекта "Диско7")

В 1975-1976 гг. комсомольцы под впечатлением от поездок по капстранам привезли в Советский Союз дискотеку. Год спустя, в 1977-1978 гг., с дозволения комитетов ВЛКСМ пошла череда официальных вечеринок сначала районного, затем и областного масштаба. В начале 80-х дискотеки играли в жизни города примерно такую же роль, что и прогрессивный кинематограф в 60-е или молодежные театры в 70-е.

Исторические условия

Влезали в этот бизнес шаг за шагом: сначала пополняли аудиоколлекцию гибкими пластинками из журнала Кругозор, затем прознали про Горбушку, стали захаживать в киоски звукозаписи, где за 4 коп./мин. записывали катушки или кассеты, с других носителей играли редко. Ларьки ломились от разнообразной, но непременно официально разрешенной, музыки: тут тебе, пожалуйста, твист и шейк, потом рок и диско: Queen, Deep Purple, Boney M, Arabesque, Modern Talking, Eruption, Dschinghis Khan, Ottawan. Попасть в немилость группа могла за ничего не значащую мелочь стилистику, отдаленно напоминающую фашистскую (Kiss), агрессию в отношении СССР.

Принялись осваивать последнее слово техники - огромные катушечные магнитофоны Тембр, которые позволяли записывать только в одну сторону, т.е. две дорожки вместо четырех. Главный их плюс возможность быстро перематывать пленку и находить нужные треки. Им на смену пришли кассетные магнитофоны, сначала зарубежные, а потом и отечественные. Поскольку качество воспроизведения последних оставляло желать лучшего, до последнего работали на катушках. Уже тогда шла борьба за качество звучания. Неважный звук был уделом деревенских танцулек, и опуститься до такого уровня, означало бросить тень на репутацию.

Из-за скудности средств изобретали невероятные приемы: скретч на пленках, микс на кассетах, фонограмму буратинили, заедали, жевали, терли.

Трудности возникали и со световой аппаратурой. Предел мечтаний - польские или венгерские установки получали далеко не все, приходилось мастерить самим: из светофоров, милицейских мигалок и другого малопригодного сырья собирались бегущие огни, прожектор и четыре рампы с бегающими огнями. Во всесоюзном театральном обществе закупались ультрафиолет, стробоскопы.

Главным местом проведения танцевально-развлекательных мероприятий долгое время оставались Дома и Дворцы культуры, учебные заведения, общежития, молодежные центры, библиотеки, кинотеатры (Перикоп), кафе (Молоко), особняком стояла дискотека "Лидер" на велотреке в Крылатском (начало 80-х гг.), упакованная по тем временам весьма мощно.

Никакой рекламы, информационной поддержки мероприятиям не требовалось. Слух о готовящихся танцах по сарафанному радио разносился мгновенно. Количество желающих вдвое-втрое превосходило вместимость помещения, рассчитанного на 500-600 человек. Не пускались лица до 18 лет, так особо находчивые вручную в паспортах переправляли дату рождения. Со временем возрастная категория сузилась, тогда же приходили, что называется и стар и млад начиная от 18 и до 40 лет. И все действительно культурно отдыхали: танцевали, выпивали, развлекались и практически не дрались. Милиции не требовалось, покой охраняли комсомольцы с повязками дружинников, на входе стояла грозная контролерша, на фоне которой бледнеет любой современный фейс-контроль.

Билеты выглядели своеобразно: секретной печатью проштамповывались обычные клочки бумаги с указанием названия вечеринки, времени и стоимости (от 50 коп.), либо разрезались пополам открытки, а на входе соединялись, совпадало - проходил. Деньги с входа оседали на счетах Домов культуры.

Тем не менее, и у устроителей бизнес процветал. Комсомольцам разрешалось делать диско-бары. Они закупали алкоголь, пирожные, фрукты, а потом продавали отдыхающим с неплохим наваром. Обложению такого рода деятельность не подлежала, музыканты налогов не платили, авторам роялти не отчисляли.

Герои тех времен

Из-за информационного вакуума, созданного железным занавесом, приходилось изобретать свой велосипед, который получался по меньшей мере уродливым и уж точно причудливым. Дискотека как процесс походила на некий капустник, помесь танцев с урапатриотическими агитками.

То было поколение самоучек. На специализированные курсы по повышению квалификации работников культуры при Московском доме самодеятельного творчества практически никто не шел, и небезосновательно. Выпускник выходил оттуда не только с дипломом Руководитель дискотек, но и с политически правильными взглядами на международную обстановку и классовую борьбу труда и капитала, ведущую роль в которой отводилась рабочему классу. Справедливости ради, стоит заметить, что наряду с мусором преподавались и действительно нужные вещи - сценическая речь, история диско и рок-н-ролла и т.д. Корочки позволяли получать в Доме культуры официальную ставку около 60 р. в месяц.

Естественно, тогда подобная деятельность не встречала энтузиазма: ребят ругали, выгоняли, ветераны Великой отечественной писали гневные письма наверх. Слово диджей или диск-жокей стало ругательным. Как-то раз на одном теплоходе, старпом жаловался капитану: "Что это за люди такие? Вся работа кнопки нажимать. И называются как-то странно держа-ки"

Творческие диско-союзы

В то время соревновались не персоналии, а творческие коллективы, люди шли не на диджейское имя, а на группу, куда входили непосредственно сам диск-жокей, световик, человек, подносивший катушки, танцоры, сочувствующие, в общей сложности набиралось до 20 человек.

Такая массовость оправдывала себя, каждый получал роль в программе вечера. Раньше дискотеки носили не форму сетов, а своеобразных музыкальных спектаклей. Брался сюжет, например, из мультфильма, родные песни заменялись собственными и игрались во время представления между диалогами героев. Выглядело достаточно весело, т.к. напоминало общий го-го: танцевали все и, в первую очередь, диджей. После каждой песни ведущий в юмористическом ключе давал справку: о чем она, когда и где вышла, после чего объявлялся и оттанцовывался следующий трек, и снова шла познавательная минутка, показывались слайды, проводились конкурсы, и опять звучала очередная песня. Нон-стопы, на сленге диско-бани, были редкостью и устраивались за полчаса до закрытия дискотеки, т.е. с 21.30 до 22 часов. Редко кому давали возможность поработать до полуночи. Но претензий особо не было, поскольку музыки хватало как раз на два часа.

В СССР образовалось несколько творческих союзов (расставлены по времени появления, от ранних к поздним) со своим уникальным лицом, аудиоматериалом, находками. В Истринском районе Диско7 (1 апреля 1980 год, старейшая дискотека России, Андрей Статуев (DJ Василич)), в Куйбышеве - Канон (Александр Астров, примерно 1982 г.), Калининграде Фонограф (1982 г.), Щелково дискотека Дождь (1983 г., Александр Колестников), Подольске Интервью (1984 г., Олег Шарапов, Владимир Соснин (DJ Валдай)), Химках Три по двадцать три (1985 г., Александр Заболотин, Александр Лавриков), Москве Лёгкий бум (Сергей Осенев и Виктор Савюк, 1986 г.), Студия класс (DJ Фонарь и Лика Стар, 1986 г.), Видном - Серп и Молот (1 апреля 1989 г.). Одновременно с ними работали и одиночки (диск-жокеи, расставлены по времени появления) - Сергей Минаев (1980 г.), Филиппыч (Сергей Филиппович 1982 г.), Олег Оджо (свой первый диджейский гонорар получил в 1983 году в курортном городке Комо в Италии, выучил DJ Фонаря и Славу Финиста), Игорь Силиверстов (1985 г.)

В 1985 г. Канон записала и выпустила на магнитной катушке первую полноценную дискотечную программу в стиле рэп (рэпом в то время назывался бойкий наговор на ритмичную основу). Текст на музыку группы Марафон начитывал Александр Астров и другие товарищи из коллектива. Именно они спровоцировали лавину серьезных диско-миксов. Подобные вещи стали выдавать уже практически все.

Мастерилось все следующим образом: из фирменных фонограмм вырезалось все кроме инструментальных отрывков, на которые накладывался собственный речитатив. После чего, это микшировалось в программу, и получалось полноценное танцевальное действо. Расходился продукт на ура по всему Союзу. Поставку магнитоальбомов в дальние уголки необъятной родины обеспечили пираты, прославив тем самым коллективы на всю страну. За что им поклон в пояс, ведь ни по радио, ни по телевизору такое не звучало. Публика безоговорочно доверяла вкусам этих нарушителей авторских прав, который ни разу не подводил. Слава пиратской продукции намного превосходила одобренные цензурой беззубые и пресные передачи.

В 1987 г. Диско7 сделали по тем временам бомбу - программу Диско7 ин рэп, перевернувшую танцевальную индустрию страны. Два года она тиражировалась и задавала тон развития дискотечного шоу-бизнеса. В том же ключе работала лишь дискотека Легкий бум.

В 1988 г. - время жесткого пресса, многократных вызовов на ковер, взбучек, - пережили далеко не многие. Самодеятельность попала в ведение Московского отдела культуры, от легкомысленных комсомольцев в руки серьезных органов. Группы начали систематизировать, аттестовывать, проверять репертуар. Перед вечером подавался список играемых композиций, который тщательно просматривался высоким начальством и после корректировки утверждался. Если требовался построчный перевод песен, выходили из положения хитроумно - брали ура-патриотическую вещь, переписывали ее с конца и представляли партработникам. Те мысленно обалдевали, но подписывали.

Перестройка

В 1989 г. началась Перестройка. Филиппыч организовал невероятный диско-перформанс и совместно с легендарным DJ Шмелем (Александром Розовым) проводил командные игры на базе дискотеки и какого-то центрального телеканала. Потом Шмель ушел в ЛИСС, а проект благополучно загнулся, как и многие постперестроечные дела. В Доме культуры Орион Студия класс совместно с Сергеем Обуховым начала проводить шоу дискотек, своеобразный смотр достижений московских коллективов.

Одновременно с Москвой подобный слет, но уже международного масштаба, устроили в Риге. Летом 1989 г. в Латвию приехали команды из 12 стран. В номинации Дискотека в стиле рэп первое место завоевали ребята из Химок 3х23, которые плясали русские танцы и пели народные песни под западные хиты, второе Легкий бум. В жюри заседали DJs из Европы и Америки, увлекавшиеся в то время русиш-тематикой. Тогда-то многие впервые увидели манеру игры западных ди-джеев на виниле. Тогда это казалось запредельно круто.

В тот же год создается некое подобие профсоюза - "Диско-мастерская". До 1993 г. на базе объединения устраиваются смотры мастерства работников вертушек и бобин, обмен опытом, материалами. Все это напоминало КВН для своих. И как пример тех изысков авторская программа дискотеки Серп и Молот с хитом Девчонка из соседнего райкома.

Но вот Олег Оджо привозит в Россию первые вертушки в 1993 г. (в 1991 году виниловые вертушки появились в дискотеке Red Zone). Проходит первый и последний съезд ди-джеев, теперь каждый сам за себя, увы.

В 1995 г. Dj Фонарь первый из соотечественников купил диджейский комплект Pioneer.

В 1995 году вышел первый клубный CD - "Пилот пати", - продюсером которого выступил Dj Василич.


QUOTE(ПРАВДОРУБ)
Зачем же нас обманывать, если не знаете, так спрашивать надо!!!
Первые вертушки фирмы Техникс появились в Питере в 89-90 году. Эти техниксы подарил братьям Хаасам сам старина Вестбам во время своего пребывания в СССР. На этих вертушках учился играть Грув, Хаасы, Новые Композиторы, Миха Ворон, Лена Попова и ещё куча всякого разного народа.

В это время в москве был только один DJ, играющий на виниле - Олег Оджо. Именно он и был примером для легендарного Ежа, Фонарёва, Фиша и Спайдера. А в 1995 фонарь купил не комплект пионер, а вертушки техникс, и были они в столице никак не первые!!! А насчёт клубных CD, то первые такие сборники появились гораздо раньше 1995 года, тоже в Питере! Так что автор, выпей яду и учи историю...

... Начало "рэйвкультуры" было там, ГДЕ ПОЯВИЛАСЬ музыка, та самая, что игралась на западных рэйвах, а вовсе не диско и европоп (еще бы др албана или ю-96 с ту анлимитедом приписали бы сюда - к началу 90-х) - так вот об этом все молчок. И все врут под себя.

Есть классическая история, которую никто не брался оспаривать все годы ее существования - впервые вечеринки с новой электронной танцевальной музыкой (если хотите, хаус/эйсид-хаус музыкой) прошли в питерском сквоте на фонтанке в 89-90 году. И никакой фонарь и пр. совковые дискотечных дел мастера тут ни причем. Они - это вообще другая плоскость, конечно они влияли и пр., конечно их нельзя скидывать со счетов, и их история интересно сама по себе, но к зарождению "рэйв" (или хаус/техно да как угодно назовите) культуры они прямого отношения НЕ ИМЕЮТ.


С наступлением 90-х гг. появились первые клубы: У ЛИС'Са в Олимпийском спорткомплексе, RedZone, Jump, Титаник. По тем временам платили очень мало - $100 в месяц, т.е. за 16 выходов, поскольку работали четыре дня в неделю, обдирали музыкантов как липку. $20 за ночь тогда считались очень большими деньгами. При этом вход на дискотеку стоил около $10, и приходило до 5 тыс. человек. Тогда они еще не знали цену ни себе, ни своему делу. Но со временем клубная монополия стала сходить на нет, новые заведения пошли, как грибы после дождя. Гигантские площадки начали пустеть, люди рассредоточивались по камерным местечкам. Стоит упомянуть и радио проекты наших известных ди-джеев. Первым был Капитан Фанни на станции Масимум. Собственно, Володя Фонарев до сих пор в радиоформате, только теперь на Динамите в программе Атмосфера. Кстати, у него как ни у кого хорошо идет работа в микрофон. УЧИТЕСЬ.

Пошли первые привозы, но опять же своеобразные. Сначала промоутеры освоили нишу захудалых артистов: выписывали какую-нибудь малоизвестную английскую или американскую посредственность, красная цена которой в базарный день пара зеленых червонцев. И народ, мало изменив пристрастия со времен Чацкого (см. Горе от ума), велся на громкий статус иностранец. Настоящих звезд публика увидела лишь с 1995-1998 годов.

Беда любого нового времени забвение прежних героев. СМИ дружно отреклись от предтечей клубной индустрии, немало сделавших для ее развития еще в советское время, и расставили свои верстовые столбы. Как раз в память таких несправедливо забытых персоналий Диско7 выпустила некоммерческий диск с собственной наиболее популярной программой и посвятила его Олегу Шарапову, Александру Заболотину, Александру Горбунову и другим, кого уже нет с нами.


--------------------
http://www.danceforum.ru/index.php?showtopic=10183 (Eurodance)
https://promodj.com/djcomm
Go to the top of the page
 
+Quote Post
DJ Comm
сообщение 23 May 2006, 10:18
Сообщение #2


Лучший текст-жокей форума
***

Группа: VIP
Сообщений: 2 225
Регистрация: 6.3.2004
Из: Саратов
Пользователь №: 2 169
Спасибо сказали: 236 раз(а)

Пол: Мужской



Кто был первый DJ или "Как все начиналось".
О дискотеках Москвы - Часть 2 - "Лёгкий Бум"


В продолжение исторической темы редакция клубного Портала Dj.ru ударилась в воспоминания с участниками одного из первых коллективов того времени "Легкий бум" - Виктором Савюком и Сергеем Осеневым.

Сергей Осенев: Пойдем с самого начала. Я начал проводить дискотеки еще в бородатом 1979 году, будучи девятиклассником. Затем в МГУ на меня взвалили обязанность организовывать досуг сотоварищей. А раньше, в девятом-десятом классах я ходил на дискотеки, которые уже тогда устраивались на Физфаке МГУ. Таким образом, нас ("Диско 7", "Легкий бум " - прим. редакции) можно назвать средним поколением, а Шмеля, Фонаря и Лику, и иже с ними младшим, а наших предшественников первопроходцами.

Изначально подобные студенческие инициативы представляли из себя бесконтрольную самодеятельность на случайных площадках - в танцевальных залах, аудиториях, фойе домов культуры и прочее. С 1983 года университетское начальство вводит такое понятие как программы: дискотечные группы обязали готовить своеобразные представления, где помимо музыки вкраплялась информация, конкурсы.

Пока Сергей развлекал студенческую братию и ломал голову над программами, Виктор тоже студент МГУ - пытался играть в факультетском ансамбле, а заодно доставать аппаратуру. Последнее удавалось ему намного лучше коллектив оказался самым хорошо оснащенным во всем университете.

Знаменательная встреча на Эльбе двух студентов произошла летом 1986 г.

Сергей Осенев: А именно на перроне Курского вокзала в 22 часа, когда мы с изумлением узнали, что отправку нашего поезда отложили до 8 утра. Тогда это активно практиковалось. Деваться мне было некуда, а Витя снимал квартиру поблизости, на Красносельской, и предложил переночевать у него.

Выступать вместе они начали в летнем лагере МГУ Буревестник: Сергей подбирал музыку и вёл дискотеки, а Виктор отвечал за звук и выполнял роль второго ведущего. Четкого разделения обязанностей в коллективах тогда не существовало: кто был ближе к катушкам, подносил катушки, кто помощнее, помогал таскать колонки, у кого связи - доставал музыку, аппаратуру. По сути, работали одиночки, организовывающие всех вокруг.

Аппаратура

Виктор Савюк: Аппаратура была неимоверным дефицитом, который можно было купить или заполучить по направлению. В первом случае профсоюз выдавал деньги, а во втором - направление на завод. Заветная бумажка давалась нелегко - комсомол писал письмо, декан ставил печать и подпись, а заводское (или Москонцертовское) руководство уже решало, удовлетворять просьбу или нет. В случае положительного ответа, завод предъявлял счет комитету комсомола, который тот подписывал и оплачивал. При этом всюду требовалось дать взятку. Как-то мы выбили большую партию товара, и уже практически все получили, как тут посадили человека, который нам все это устраивал. В итоге один усилитель мы так и не дождались.

Другой вариант - самопальная техника, собираемая умельцами, третий - аренда аппаратуры на вечер (от 100 до 1000 руб.). При этом средняя зарплата равнялась 120 руб. В те времена эталоном качества считалась ныне малоизвестная немецкая фирма Dynacord. О других марках ходили лишь легенды.

Из отечественных концертных динамиков ценились 4А-32, 2А-12. мощностью 2-4 Вт, на чем сами ребята и работали. Мощности тогда были другие: имеющиеся в распоряжении Легкого бума 2 кВт на зал вместимостью 400-500 человек считались запредельной крутизной. Одним киловаттом Dynacordа озвучивали залы уровня России. Понятия сабВуфер не существовало, лишь двухлинейные колонки, где басы вытягивались с помощью микшерского пульта.

Музыка

Официально музыки в то время не было никакой и нигде: пластинки Аллы Пугачевой, Юрия Антонова в расчет не берутся. Выручали писатели - люди, промышляющие тиражированием и распространением записей, имеющие несколько магнитофонов и доступ к виниловым дискам. Однако выйти на писателя напрямую было задачей практически невыполнимой. Никто не спешил выдавать связи, во-первых, зачем лишать себя навара с посредничества, губить сетевой бизнес, во-вторых, дело это было не совсем законное, а подвергать опасности нужного человека смысла нет. Сами писатели отоваривались, в том числе, на одной подмосковной полулегальной толкучке, где фарцовщики с колен продавали винил по 80-90 руб. за пласт, а горячие новинки - по 120 руб.

В конце концов, Легкому буму удалось выйти на подпольщика, у которого они раз в неделю покупали примерно 20 записей по 9 руб. за каждую. Бобина звучала 45 мин., и вмещала две пластинки одну на одну сторону, другую на другую. 20 бобин 40 пластинок, в общей сложности 400 песен. Все это прослушивалось, отбиралось нужное, с темпом в 124 бита в минуту, переписывалось, а оригиналы толкались дальше. Иначе на стипендию в 40 руб. разнообразие было не обеспечить.

Деньги за вход на дискотеку в те времена брать было не принято, эта практика появилась лишь в конце 80-х. Но опять в искаженном виде. Тогда эти бумажки проходили как Документы строгой отчетности, т.е. печатались в Гознаке, были пронумерованы, заверены, и выдавались исключительно организациям культуры, имеющим право на развлекательно-просветительскую деятельность. Дискотеки же являлись самодеятельностью и им билеты не полагались. Приходилось либо штамповать самопальные, либо пристраиваться к Домам культуры, а именно к их еженедельным вечерам с лекциями на тему "Есть ли жизнь на Марсе" и дискотеками в фойе по завершению. Обычно молодежь пропускала первую часть и шла прямиком на дискотеку, а билет приходилось брать на все действо.

Бизнес

Как и теперь, тогда диск-жокей считался культовой фигурой, каждый норовил с ним поздороваться. Да и жизнь была веселая: диск-жокеи квасили по-черному. Самих ребят можно назвать образчиками трезвости: пили, но немного и только тогда, когда выступали бесплатно. Но работа должна приносить не только удовольствие.

В 1986 году у активистов родилась мысль под именем Дискоклуб объединить факультетские дискотечные команды, при том не только человеческие ресурсы, но и аппаратуру и т.п. и получить на всех помещение в Доме Студента МГУ на пр-те Вернадского (ДСВ). Председателем Дискоклуба МГУ избрали Виктора Савюка, выбили зал, сделали рекламную кампанию, заработали кучу денег на новогодних дискотеках и на эти деньги оборудовали дискозал. В Дискоклуб вошли дискотеки мехмата, физфака, экономфака, геофака, ВМиК и не вошли все остальные. Но помимо выступления в своём зале деньги зарабатывались и гастролями.

Спрос в те времена на подобные развлечения превосходил любые самые смелые ожидания. Достаточно было дать объявление в газете, как на следующий день телефон раскалялся от звонков. Чем "Легкий бум" весьма успешно пользовался. Раз Сергей и Виктор объединились с ребятами с других курсов, наняли автобус, загрузили аппаратурой, разбились на группы и поехали в поля на заработки. В день проводилось четыре-пять дискотек, и так в течение более недели. Заработок мог составить сумму, на порядок превосходящую среднестатистический оклад: на выезде одно выступление стоило до 300 руб.

При всем при этом получать фиксированную ставку по закону не было никакой возможности. Поскольку в номенклатурном перечне профессий такое понятие, как Руководитель дискотек не значилось, подобную запись не могли поставить в трудовую книжку, а, значит, и зарплата не начислялась.

Программы

Изначально выступления ребят мало чем отличались от чужих: вживую, прямо на дискотеке, месили музыку удар в удар, не ломая ритма. Работали с катушек и кассет, в качестве пульта - микшер Электроника, кстати, полная копия пульта фирмы Dynacord.

Самое главное при этом, выдержать программу в рамках дозволенного. А что дозволено, разъясняла литовка, которая выдавалась в комитете по культуре и содержала перечень разрешенных к исполнению песен и групп, требуемую процентовку 70% отечественных песен и только 30% иностранных. И не дай бог отступить, доносили сами же студенты, которые старались выслужиться перед вышестоящим руководством.

Сергей Осенев: "Расскажу неприятный случай, произошедший со мной на четвертом курсе. На одной общеуниверситетской дискотеке в кинотеатре Литва я поставил одну весьма модную тогда немецкую группу, но по запарке представил ее как коллектив из Восточной Германии. Студенты немецкого землячества, находившиеся в этот момент в зале, доложили в комсомольскую организацию, о том, что такого-то числа, на такой-то дискотеке диджей пропагандировал разделение Германии, назвав ГДР Восточной Германией, с чем они не согласны и просят принять меры к отступнику. Меня вызвали в комитет комсомола и стали задавать наводящие вопросы, выясняя степень моего морального разложения. Пришлось объяснять, что это простая оговорка, и пообещать, так больше не делать".

В 1987 появилась идея записать заранее всю программу нон-стоп на одну пленку, сразу наложить голос, причем в стиле рэп.

О студии даже не приходилось мечтать, все делалось в общаге МГУ на двух магнитофонах Олимп, паре микрофонов и микшере. Сначала на одну пленку набирались все песни, потом накладывался голос. Проблема никаких многоканальных магнитофонов. То есть, если замесил неверно или сбился на голосе, то либо все переписывать, либо дописать встык на уже записанную пленку: выставить пленку на начало удара, учесть разницу между записывающей и воспроизводящей головкой, синхронно запустить два магнитофона, спичкой отжать валик прижима, добежать до микрофона и всё без права на ошибку. Тексты рэпов писали, как дышали, что лезло в голову, то и выкладывали.

При этом все мало представляли, как именно нужно писать, на ходу изобретались решения, постигался смысл слова рэп. Выяснилось, что идея попала в точку: запись пошла гулять в народ, начали поступать заказы от хозяев тиражных цехов. Для удовлетворения спроса понадобилась студия. В 1988 году продюсер группы по дружбе договорился с директором государственной студии НПО Видеофильм пользоваться ее возможностями нелегально. Рабочий день у ребят длился с полуночи до 7 утра и так два-три раза в неделю.

Уровень оснащенности студии поражал воображение: 24-канальные и стерео студийные магнитофоны, программируемые 48-ми и 72-х канальные микшеры Studer, стойки с аппаратурой для обработки звука, ревербераторы, сэмплеры, музыкальные инструменты самого последнего поколения, пульты синхронизации общей стоимостью на четыре миллиона долларов. Местные операторы ни черта в этой технике не понимали, инструкций к аппаратуре не прилагалось, времени не хватало (сдавать программу требовалось раз в месяц), пришлось вооружиться здравым смыслом и осваивать сокровище самостоятельно на ходу.

Виктор Савюк: "Я думаю, что некоторые изобретенные нами фишки, нормальному оператору в голову не придут. Ответственно утверждаю, что способ записи ритм-группы (барабанов) параллельно музыке, так, чтобы ритм не расползался уникален. На всех наших программах звучат барабаны, хлопки, эффекты, и все попадает в ритм уже готовой композиции, записанной с аналогового носителя. Попробуйте повторить.

Именно эти записи, разошедшиеся солидными тиражами, и принесли известность группе. "Легкий бум" стали приглашать в другие города, пошли первые гастроли, где на разогреве порой наблюдались далеко не последние коллективы "Альянс" и "Мираж. Алгоритм работы упростился: ребята выставляли на заранее приготовленной записи минус, а далее работали с микрофоном вживую.

Конец 80-х: время самодеятельности заканчивалось. Многочисленным дискотекам при вузах и школах нужно было куда-то развиваться, но куда - никто не знал. Железный занавес висел плотно, винил стоил безумных денег, дискозалов не хватало и оборудованы они были бедно, отсутствовала вентиляция, необходимое пространство. Половина работы диск-жокея в совке заключалась в таскании колонок. Какие-то деньги платили, но серьезно никто не зарабатывал.

Кто как мог пытался сделать программу интереснее.

Варианты:

- Костюмированное шоу на сцене. Смотрелось интересно, танцевалось обычно плохо. Пробовали многие, но постепенно идея умерла.

- Дискотека с конкурсами. На сцене массовик-затейник. Публике смешно и весело, но почему-то не прижилось, возможно, из-за недостатка затейников.

- Студийные диско программы. Легкий бум и не только. Слушать здорово, танцевать хорошо, но экспромта минимум. В общем, прижилось частично, сейчас многие DJs пишут свои студийные миксы.

- Отдельная тема - Минаев (аналоги не известны). В свое время было очень здорово. Только почему он себя называл дискотекой, непонятно. Впрочем, и певцом тоже.

Дискотека с миксами вживую. Только не на дисках, а на пленках. Переделывали магнитофоны, чтобы можно было крутить катушки руками и вытворять на них чудеса: наложения, миксы, скретчи и все остальное, как на дисках. Вот из этих ребят и выросло то, что есть сейчас. Конечно, появились пульты, винил и CD, аппаратура, но подход сильно не изменился.

Диджейскую карьеру участники Легкого бума закончили в 1990 г., до того, как вертушки вошли в России в обиход. А причина ухода со сцены банальна - стало скучно. Ребята настолько поднаторели в производстве программ, что под конец практически их штамповали. Готовили сразу две программы, две части по 30 мин., накладывали ритм, кидали жребий, кому на какой час писать текст и приступали к работе, естественно, уже без того задора и драйва.

Пик деятельности - образцово-показательная программа Кока-Микс, где они показали все лучшее, что умели. Получилось действительно мощно, но изыск публика не приняла. Проще они делать не хотели, а сложное никто не воспринимал. И они ушли.

Виктор Савюк: "По сути Кока-Микс - дайджест, на нем нет ни одной новой вещи и, по-моему, ни одного нового рэпа. Добавили новых эффектов, все перемонтировали, начитали тексты и свели по новой. Внутри много мелких, но классных идей. Например, вступление из Pink Floyd Money в оригинале сделано на 7/8, а мы переделали на 8/8 и вписали в диско, и таких фенечек много. Это действительно лучшая наша программа. В нее мы вложили все, что умели на то время и кучу фантазии. Получился облом: от нас ждали гораздо более простых танцевальных миксов, а нам это было уже не интересно".

Источник:
http://www.dj.ru/interview/71283.shtml

Записала Виктория Бубнова


Сообщение отредактировал DJ Comm - 23 May 2006, 10:31


--------------------
http://www.danceforum.ru/index.php?showtopic=10183 (Eurodance)
https://promodj.com/djcomm
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Гость_taurus_*
сообщение 27 May 2006, 01:50
Сообщение #3





Guests







Пардон, что влазию...

QUOTE
В 1989 г. началась Перестройка


Автор промазал на четыре года (склероз?). Началом перестройки считается весна 85-го.
Go to the top of the page
 
+Quote Post

Reply to this topicStart new topic
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



Текстовая версия Сейчас: 18th November 2018 - 19:30

 Российский Фан Сайт DJ BOBO - популярнейшего европейского dance мастера

@andrew.aspidov | artmusic.center