Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Reply to this topicStart new topic
> Детройтское техно., О зарождении и становлении техно в США.
DJ Comm
сообщение 5 May 2006, 10:16
Сообщение #1


Лучший текст-жокей форума
***

Группа: VIP
Сообщений: 2 210
Регистрация: 6.3.2004
Из: Саратов
Пользователь №: 2 169
Спасибо сказали: 227 раз(а)

Пол: Мужской



Детройтское техно.

Техно - это все то, что вы не можете себе представить.
Джефф Миллз, техно-гуру.


Город Детройт находится в четырех-пяти часах езды на машине от Чикаго. Такой долгий путь не может стать препятствием для людей, интересующихся новой музыкой.

В середине восьмидесятых трое чернокожих парней из Детройта, интересующихся необычной музыкой, почти каждые выходные проводили в Чикаго. Они пробовали продавать свою музыку различным чикагским лейблам и, если у них были деньги, посещали клуб Music Box, где крутил пластинки Рон Харди (Ron Hardy), благодаря которому появилась на свет эйсид-хаус музыка.

Music Box был преемником знаменитого гей-клуба Warehouse, где ди-джей Фрэнки Наклз (Frankie Knuckles) придумал хаус-музыку. В Music Box собиралась похожая публика, там царил разврат и наркотики (главным образом, ЛСД, кокаин и экстази, а чуть позднее появился PCP). Именно в такой атмосфере эти три парня - Хуан Аткинс (Juan Atkins), Кевин Сондерсон (Kevin Saunderson) и Дэррик Мэй (Derrick May) - пришли к мысли о создании совершенно нового, ни на что не похожего звучания.

Они решили придумать музыку, которая была бы свободна от творческого наследия прошлого и стояла одной ногой в будущем. Музыку, где то самое творческое наследие бы перерабатывалось, семплировалось, эмулировалось – и из всего этого варева выходил бы абсолютно новый, ни на что непохожий творческий продукт.

Настолько высокие цели, вероятно, были поставлены потому, что к середине 80-х город Детройт представлял из себя жалкое зрелище. После вывода многих автомобильных предприятий из города, большинство населения сидело без работы, на улицах было опасно появляться без оружия, и не было никакого просвета в будущем. Вероятно, именно поэтому эта тройка говорила о техно-музыке, как о музыке прекрасного будущего. Обычно они говорили так:

"Если хаус это всего лишь диско, проигранное микрочипами, то какие звуки эти микрочипы издают сами по себе?"

С самого своего рождения техно стремилось уйти от популярности, и ни в каком другом жанре вы не найдете такого количества проектов, где были бы не известны их участники. Это, прежде всего, музыка машин, как они говорили, - "Мы всего лишь их помощники".

Нельзя сказать, что техно в Детройте стало популярно. Отнюдь! Конечно, в Детройте была не так сильно развита клубная индустрия, по сравнению с Нью-Йорком и Чикаго. Скорее, Детройт пытался копировать чикагские клубы, которые оставались лишь их бледной копией. Детройтские техно-музыканты писали музыку для себя и своих друзей, и услышать ее постороннему человеку было очень сложно. В начале 90-х, когда Аткинс, Мэй и Сондерсон поехали в тур по Европе, то они были шокированы тем, насколько хорошо принимают их музыку белые подростки, и как благодатна почва для этой музыки.

Эта музыка долго не имела названия. Все называли ее, как хотели: кто-то звал просто хаусом, кто-то новым диско, а кто-то даже хип-хопом. Свое имя стиль получил в 1988 г., когда компания Virgin, решившая выпустить сборник новой музыки из Детройта, попросила придумать название этому сборнику.

Хуан бросил термин техно нам в лицо. Когда я сделал "Nude Photo" то я прям сразу сказал, чтобы мой трек не называли техно, т.к. в то время техно ассоциировалось с хип-хопом. А я не хотел, чтобы моя музыка ассоциировалась с хип-хопом. А в то время Хуан давал интервью журналисту The Face Стюарту Косгруву, который попросил дать название его музыки. Хуан на мгновение задумался и сказал "зовите ее техно"!
Дэррик Мэй - журналисту Крису Нидсу (Kriss Needs)


Детройт – это город моторов и конвейерного производства. Именно здесь Генри Форд придумал конвейерное производство, и город быстро стал мировой столицей, где концентрировались лучшие умы по производству автомобилей. Позднее, тоже в Детройте, Берри Горди запустил еще один конвейер – фабрику по выпуску поп-музыки Motown. Именно эта музыка ассоциируется у нас с Америкой шестидесятых. Позднее Джордж Клинтон придумал здесь новую музыку, пропустив соул через усилители Marshall и добавив немного кислоты, он получил черный фанк-рок Parliament и Funkadelic. И позднее уже умирающем городе тройка молодых чернокожих ребят придумала абсолютно новую, ни на что не похожую музыку.

Все трое жили в Белвилле - пригороде Детройта. Познакомились они в колледже. Так как в этом районе в основном жили белые, они держались вместе. Дэррик и Кевин сошлись на почве любви к американскому футболу, а с Хуаном они познакомились на почве общей любви к музыке.

Все трое слушали знаменитое радио шоу "The Midnight Funk Association", которое выходило поздно ночью, и ведущим этого шоу был Чарльз Джонсон (Charles Johnson), который скрывался под псевдонимом "The Electrifyin’ Mojo". Это шоу было настолько популярно, что оно выходило на шести различных детройтских радиостанциях. В этой программе можно было услышать самую разную музыку, от местных знаменитостей Parliament и Funkadelic, до саундтреков к фильмам и классики. Именно здесь Хуан, Дэррик и Кевин впервые услышали Kraftwerk.

Еще нельзя не отметить другого важного радиоведущего, чье шоу также было популярно в то время – The Wizard. За этим псевдонимом скрывалась будущая суперзвезда техно-музыки – Джефф Миллз (Jeff Mills). Его радио шоу, которое выходило на радио WDRQ, поражало слушателей подходом Миллза к музыке. Когда ему сказали, что его программа будет урезана на полчаса, Миллз молча согласился. Но треков меньше ставить он не стал – просто пластинка не задерживалась на проигрывателе больше пары минут.

Троица. (Начало.)

Из всех троих настоящим музыкантом был Хуан Аткинс. Он занимался музыкой с раннего детства, играя на бас гитаре и барабанах в фанк-группе в папином гараже. Его музыкальные предпочтения были широкими, но предпочтение он отдавал синтезированным звукам, которые частенько проскальзывали в творчестве его любимых Parliament и Funkadelic (за это стоит поблагодарить клавишника Берни Уорелла (Berny Warrell), который одним из первых стал применять синтезированные басс линии). Однажды ночью, слушая очередное шоу "The Midnight Funk Association" в голове Аткинса произошла революция – он услышал смешную компьютерную музыку. Это были Kraftwerk.

"Kraftwerk"... Я был шокирован. Все звучало так чисто и точно, что можно было подумать, что это музыка роботов.
Хуан Аткинс - автору книги "Adventures in Wonderland" Шерилл Гэррэт (Sheryl Garret).


Окончив учебу, в 1980 году Хуан решил купить себе синтезатор Korg MS10, за изучением возможностей которого и провел все лето, пробуя записать какие-то треки. Спустя несколько месяцев он познакомился с Риком Дэвисом (Rick Davis), который прошел Вьетнам, и был на одиннадцать лет его старше. Дэвис был местной знаменитостью – он записал альбом авангардной электроники "The Methane Sea", и треками с этого альбома The Electrifying Mojo открывал каждое свое шоу. Вместе с Аткинсом Рик начал работать над совместным проектом Cybotron.

Первый релиз Cybotron "Alleys of your mind" вышел в свет в 1981 году на их собственном лейбле Deep Space. Это было пульсирующее электро, настолько не похожее на американскую музыку, что все, кто слышал, были совершенно убеждены, что это очередная европейская штучка. Надо заметить, что только через год "родился" стиль электро, когда Afrika Bambaataa выпустил свою знаменитую пластинку "Planet Rock". "Alleys of your mind" был местным хитом, и Mojo даже ставил его несколько раз в своей программе. И после выхода еще нескольких синглов альбом был выпущен на калифорнийском лейбле Fantasy.

Также надо рассказать об идеях, стоящих за творчеством этого проекта. Дэвис обладал собственной философией, круто заваренной на нумерологии (не зря его первый проект носил название "3070"), избранных научно-фантастических книгах, комиксах, и футурологических теориях Алвина Тоффлера, чья книга "The Third Wave" была настольной книгой Рика. В этой книге Тоффлер предрекал, что в будущем главной валютой будет информация, также Тоффлер говорил о скором появлении неких техно-повстанцев, борющихся с технологиями. Эти идеи сочетались с мечтами Аткинса о футуристичной музыке, которую можно было бы делать на доступном оборудовании. Он и Дэвис тратили много времени в спорах по поводу дальнейшего развития цивилизации, часто приводя в пример умирающий Детройт.

Cybotron просуществовал недолго. Дэвис, страшный поклонник Джимми Хэндрикса и гитарной музыки вообще, пригласил в группу гитариста Джона Хоуэсли (John Howsly) (который получил псевдоним "Джон 5 дюймов". Аткинс же не хотел примешивать в свою футуристичную музыку никаких живых инструментов, и уж тем более гитар. Уйдя из группы, он основал лейбл Metroplex и стал делать музыку под псевдонимом Model 500. И именно под этим псевдонимом была записана самая первая, "настоящая" техно-пластинка – "No UFOs". Это был мрачный трек, построенный на постоянном наращивании слоев роботизированного басса и перкуссии, с нестройной мелодией и искаженными голосами. В этом треке сложно было угадать будущее Детройта. Пластинка вышла в 1985 году.

Как вспоминал позднее Дэррик Мэй, Аткинс в то время был молчаливым подростком, который всегда возился со своими музыкальными инструментами. Мэй в то время общался со старшим братом Хуана, Ароном, но однажды разговорившись с Хуаном, он понял, что нашел настоящего друга, который понимает и разделяет его увлечения музыкой. Их отношения быстро переросли в глубокую и очень крепкую дружбу. Хуан тогда записывал музыку, которая по духу была похожа на то, что делали Гари Ньюман и Kraftwerk. Он давал свои треки послушать Мэю, на что тот устраивал ему целые лекции о европейской музыке, т.к. в музыке Мэй разбирался гораздо лучше Хуана. Когда она встречались вместе, они часами слушали новые песни, споря об их происхождении, и часто разговаривая о дальнейшем развитии музыки.

Мы часто сидели у кого-нибудь дома и философствовали о том, что думали и чувствовали эти люди, когда они записывали свою музыку. Как они чувствовали, когда надо переходить в новую фазу развития музыки. И вы знаете, из всей той бредятины, что мы несли, большинство артистов никогда даже и думать не могли. Они просто над этим не задумывались...

Так как Белвилл был обычным сельским поселком, мы воспринимали музыку совсем по-другому. У нас не было ночных клубов, где бы играла танцевальная музыка. Мы просто сидели дома при выключенном свете, и слушали записи Kraftwerk, Funkadelic, Parliament, Bootsy и Yellow Magic Orchestra. И, вы знаете, мы понимали этих людей, мы знали, что они чувствовали, когда записывали свои вещи. Мы никогда не воспринимали эту музыку как развлечение, для нас, скорее, это была самая настоящая философия".
Дэррик Мэй - автору книги Energy Flash Саймону Рейнольдсу (Symon Raynolds).


Третьим их другом стал Кевин Сондерсон, который долго жил в Бруклине. Его брат работал звуковым инженером во многих диско клубах Нью-Йорка, и был уважаемым человеком. Сам Кевин благодаря брату побывал во всех культовых клубах того времени, вроде Loft, The Paradise Garage и Zanzibar, в котором работал еще один хаус-ди-джей Тони Хамфарес (Tony Humphires). Ко времени знакомства Кевина с Хуаном и Дэрриком, те уже во всю пробовали записывать свои треки. Кевин же знал устройство студии, и знал, какую музыку надо записывать, чтобы люди на танцполе отрывались вовсю. Его знания позднее очень помогли им троим добиться успеха.

Здесь надо немного отвлечься от этой троицы и рассказать о детройтской клубной жизни того времени.

Детройтская клубная жизнь начала 80-х.

В середине 80-х, как таковой, клубной сцены Детройта не существовало. Большинство клубов находилось на северо-западе Детройта в кварталах, где жил средний класс. Промоутеры этих клубов (зачастую - студенты) устраивали так называемые "chi-chi party". Они устраивались под воздействием итальянской высокой моды и английского движения "новых романтиков". Даже названия у этих вечеринок были соответствующими: Plush, Funtime society, Universal, GQ Production… Одними из самых успешных были вечеринки "Charivari", которые устраивал промоутер Кевин Блидсо. Название Charivari было подсмотрено им в Нью-Йорке, где существует такая сеть магазинов, которая торгует одеждой. Позднее будет создан первый электронный танцевальный хит города с таким названием "Sharivari" от проекта Numbers of Names. Все эти вечеринки носили приставку "prep-", т.к. устраивались в частных клубах, и попасть туда было весьма проблематично, т.к. пускали далеко не всех, и то, как выглядел человек, часто имело больше значения при решении попадет ли он или нет на вечеринку, чем то, что знал этот человек в музыке. В общем ситуация в Детройте восьмидесятых очень напоминает ситуацию сегодняшней клубной Москвы. Но, так или иначе, эти вечеринки были очень популярны, и одно время на вечеринки "Charivari" приходило до 1200 человек, что для того времени было просто суперуспешно.

На вечеринках играл европейский вариант диско, уже отдавшего концы. Та музыка, которая игралась на вечеринках в Детройте, многими чикагскими ди-джеями описывалась как "прогрессивная". На танцполах огромным успехом пользовалась музыка таких коллективов как Human League, ABC, Visage, Telex, B-52. Эти названия сейчас мало кому что скажут, разве только каким-нибудь настоящим упертым поклонникам синти-попа восьмидесятых. Кроме "Sharivari" и "Alleys of your mind" местными знаменитостями являлся тандем музыкантов состоящий из Дона Васа (Don Vassa)(настоящее имя - Дональд Фагенсон (Donald Fagenson) и Давида Васа (David Vassa) (настоящее имя – Дэвид Вейсс (David Vase)), которые выпустили серию пластинок, которые были ориентированы, прежде всего, на танцпол, и выпускались под псевдонимом Was not was. Самой успешной их пластинкой является "Walk the dinosaur", которая вышла в 1988 году. Также Дон Вас выпустил еще один местный хит "The beats goes on".

Как уже говорилось выше, клубная сцена Детройта того времени была очень сильно завязана на моде, но не последнюю роль на этой сцене играли и ди-джеи. Одним из самых популярных ди-джеев того времени был Кен Колльер (Ken Collier). Начинал он еще в эпоху диско, но пик его популярности пришелся на расцвет prep-party и гей-клубов, где Кен всегда крутил свои пластинки. Он был очень уважаемым ди-джеем в Детройте, и именно он первым поставил "No UFO’s" и "Strings of Life", веря в новую музыку. Кто знает, если бы он не взялся бы за раскручивание этих треков, было бы сейчас техно на свете?! Как вспоминал один из промоутеров того времени Хассан Нурула (Hassan Nurullah): "Он был великим человеком. Он никогда ничего не делал спустя рукава, он всегда относился к своей работе с душой. Он был одним из тех людей, кто двигал эту сцену". Кен Колльер умер в 1996 году от диабета.

На этой сцене, Хуан и Дэррик, вместе со своими друзьями (типа Эдди "Сверкающего" Фоулкеса (Eddie Flashin' Fowlkes)) в 1981 г запустили серию своих вечеринок названных Deep Space Soundworks. До конца 1983 года на детройтской клубной сцене царил хрупкий мир. Но именно в тот период на танцполы начали попадать нежелательные элементы, которые получили прозвище "jits" (этим термином обозначали тех, кто вел себя очень грубо на танцполе. Такими как правило были жители восточной части города, где царила электро музыка). Чтобы как-то исключить попадание этих людей на вечеринки, на флаерах писали "без шляп и палок". Именно так выглядел стандартный бандит, который хотел быть модным.

Так как Хуан и Дэррик (Кевин присоединился к ним только в 84-м), вовсю крутили пластинки, они построили целую философию из этого занятия.

Мы целую философию выстроили на этой области. Мы сидели и думали о том, что думали люди, когда писали эти пластинки, и подыскивали пластинки со схожей идеологией, таким образом превращая обычные вечеринки во что-то концептуальное. В ночь перед вечеринкой мы всегда думали, что мы будем играть на вечеринке, что будет очередной концепцией вечеринок. Это было чистой воды безумие!
Дэррик Мэй
.

Источник: http://www.mixmag.ru/mixmag.php?name=article&object_id=21

Продолжение следует.


--------------------
http://www.danceforum.ru/index.php?showtopic=10183 (Eurodance)
https://promodj.com/djcomm
Go to the top of the page
 
+Quote Post
DJ Comm
сообщение 5 May 2006, 10:38
Сообщение #2


Лучший текст-жокей форума
***

Группа: VIP
Сообщений: 2 210
Регистрация: 6.3.2004
Из: Саратов
Пользователь №: 2 169
Спасибо сказали: 227 раз(а)

Пол: Мужской



Детройтское техно. Часть 2.

После того, как Хуан, Деррик и Кевин попробовали себя в качестве ди-джеев, они немного утихли. Их влияние в Детройте как ди-джеев было минимальным: они были, прежде всего, музыкантами, и их интересовало, прежде всего, как эту музыку делать. После того как Аткинс (Juan Atkins) записал “No UFOs”, почти сразу же был записан ряд примечательных треков, которые уже можно было бы отнести к раннему техно. На лейбле Хуана Metroplex, вторым релизом стала пластинка “Goodbye kiss” его друга и соратника по Deep Space Soundworks Эдди “Flashin” Фоулкеса, а сам Аткинс, объединившись с Дэрриком Меем (Derrick May), записал “Lets go”, этакий прототип латино-хауса.

Кевин Сондерсон (Kevin Saunderson), под псевдонимом Kreem записал “Triangle of love”, и основал свой собственный лейбл KMS, названный по первым буквам его инициалов (Кевин Маурис Сондерсон). Сондерсон вообще часто прибегал к помощи псевдонимов. Их у него целая куча – Reese, Reese and Santonio, E-Dancer, Intercity это одни из самых заметных. Его музыка была более танцевальной, нежели чем треки его коллег. И он самый первый из этой тройки добился признания и знаменитости. В 1988 году, под псевдонимом Inner City.

Вслед за Сондерсоном с Аткинсом, Мей решил открыть свой собственный лейбл, получивший название Transmat, который и существует до сих пор. Под псевдонимом Rhythim is rhythim он записал два трека, которые почти все критики и знатоки техно-музыки причисляют к разряду классики техно музыки. Имя им “Nude photo” и “Strings of life”. Это были весьма абстрактные треки для того времени. К примеру “Strings of life” был построен на оркестровых семплах, и абсолютно не имел басовой линии – но это не мешало ему сводить клабберов того времени с ума. Позже Мей только укрепит свою репутацию такими треками как “The dance” и “It is what it is”.

Поначалу многие воспринимали эту музыку, как хаус из Чикаго, но с незначительными доработками. Но чем дальше шла творческая деятельность этих людей, тем больше многие понимали, что это нечто совсем другое, то, чего нет ни в Чикаго, ни, тем более в Нью-Йорке. Известный журналист Дэн Сикко (Dan Sicko) вообще считает, что техно началось после “Nude photo”. “Первый десяток пластинок с детройтской музыкой, конечно были похожими на то что делали в Чикаго. Но после “Nude photo” многие говорили, что это уже совсем не похоже на то, что делается в Чикаго. Даже с технической стороны это было уже совсем не то, что делали в Чикаго. Мэй и Томас Барнетт, который участвовал в записи “Nude Photo”, безусловно, изменили звучание всей музыки, которая производилась в Детройте”.

Как уже говорилось в первой части статьи, техно-троица ездила в Чикаго сбывать свою музыку местным лейблам. Но Чикаго им открыл Дэррик Мей, у которого там жила мать, и там он оканчивал последний курс колледжа. И во многом благодаря ему, в Детройте начала бурно развиваться клубная жизнь, так как у него была возможность, увидеть легендарных диск-жокеев в действии.

Однажды, мои чикагские друзья, взяли меня в клуб Power Plant, где я впервые услышал как играет Фрэнки Наклз. Это событие перевернуло всю мою жизнь… Я стоял и слушал ту музыку, которую он ставил, я видел как люди реагировали на нее – танцевали и пели, и все это обладало каким-то мистическим смыслом. Это был не просто ди-джей крутящий пластинки, а человек, делающий свое дело с любовью и душой. В тот раз я находился в полной эйфории…и я вышел из клуба абсолютно другим человеком.
Деррик Мей.


Чуть ли не сразу после этого события, Мэй рассказал об увиденном своим друзьям в Детройте. Рассказал о первых хаус треках, которые Наклз крутил на бобинах, позднее он рассказал о своем походе в легендарный клуб Music Box, где он увидел выступление Рона Харди, который (неслыханное для того времени нововведение!) в живую работал с драм машиной, чьи возможности он использовал, чтоб обогатить звучание любимых композиций.

Позднее, Мей вывез своих друзей в Чикагские клубы, которые были на порядок выше любого детройтского клуба. Другими словами он дал им возможность посмотреть в будущее. Та музыка их впечатлила настолько, что свои первые треки они делали под сильным влиянием чикагской музыки. Даже “No UFO’s” Аткинса был сделан под влиянием чикагского звучания, а то, что он делал под псевдонимом Cybotron, даже крутилось на радиостанциях в Чикаго. Но музыке из Детройта повезло значительно больше – продукция Transmat, KMS и Metroplex вскоре стала пользоваться большим успехом на танцполах в Европе.

Техно как жанр музыки.

Как уже говорилось выше, эта музыка долго не имела своего названия. Да и музыка эта, надо сказать, еще не выделилась в отдельный жанр. Понимание того, что эта музыка точно не похожа на хаус, начало приходить немного позднее – в конце 80-х. Еще в 1987 году, в английском журнале NME, Дэррика Мея представляли как "одного из тех трех Детройтских парней, которые пишут хаус". К тому времени, в Англии уже начинался эйсид-хаус бум, и американская музыка подходила к этому буму как нельзя кстати. Английские ди-джеи начинали поигрывать чикагские пластинки, а владельцы лейблов обращать свое внимание на Детройт.

В 1987 году Нил Раштон, ди-джей из Бирмингема (впоследствии основавший лейбл Network Records) одним из первых начал лицензировать треки детройтских музыкантов. Так как в молодости своей Раштон был известен как ди-джей игравший northern soul, то у него остались связи в Детройте. Именно через эти связи он и получил первые треки детройтских музыкантов.

Когда хаус начал становиться популярным в Англии, чикагские пластинки уже крутили Пит Тонг и Дэймон ДиКруз (Damon D’Cruz) с лейбла Jack Trax. Мне же хотелось найти что-то менее раскрученное, так как чикагское звучание уже было популярно...

Когда мне начали приходить первые релизы Transmat, KMS и Metroplex я уже был в курсе той музыки, которая производилась в Детройте. И когда я услышал один из первых релизов Transmat, по-моему, это была “Nude Photo”, я тут же позвонил Дэррику и спросил его насчет лицензирования его треков.
Нил Раштон.


Раштон принялся за дело всерьез, и вскоре было лицензировано достаточное количество музыки из Детройта. Достаточное для того, чтобы выпустить компакт-диск. Своих средств, достаточных для выпуска такого диска у него не было, и он обратился за помощью к лейблу Virgin. Рабочее название этого релиза было – “The house sound of Detroit”. Но та музыка, которая подходила под название «хаус» производилась в Чикаго, и звучала по-другому. Поэтому название надо было менять.

Мы понимали, что это название не подходит к той музыке, что находилась на этом сборнике. Мы хотели включить в название слово «техно», но никак не могли решиться на это.

В поисках названия им помог Хуан Аткинс, который в самый последний момент отдал им трек, с коротким и ясным названием – “Techno music”. Вскоре на прилавках музыкальных магазинов появился сборник, на обложке которого было написано "Techno! The new dance sound of Detroit".

В целях рекламы, Раштон взял в Детройт двух музыкальных журналистов – Стюарта Косгрува и Джона МакКреди, которые должны были написать о новой музыке статьи в свои журналы – The Face и NME. Косгрув и МакКреди встретились со всеми тремя героями, и позднее написали свои исторические интервью. Именно в интервью Косгруву, Дэррик Мей сказал историческую фразу «То, что эта музыка - душа Детройта полная ошибка. Скорее это Джордж Клинтон и Kraftwerk застряли в лифте». А Аткинс говорил им «Берри Горди построил свой Motown по тем же самым принципам, что и конвеерное производство Форда. Сегодня их заводы не работают по таким принципам – они используют роботов и компьютеры для создания своих машин. И скорее всего мне интересны роботы Форда, нежели музыка Горди».

Все! Техно появилось как отдельный жанр музыки. Эта музыка имела свою философию, а также отражала ритм Детройта. Сами того не желая, эта троица в один час выстроила целую философию, на которой долгое время держался целый стиль. Журналисты были поражены той одухотворенностью, которая царила в их речах. Аткинс поразил их своими теориями, круто замешанными на предсказаниях Тоффлера, тех научно-фантастических теориях, которыми его пичкал его партнер по проекту Cybotron Рик Дэвис (кстати, в 1984 году, они записали трек “Techno city”).

Мы придали этому смысл... Мы приехали домой и написали фантастические статьи о той новой музыке, о той философии, которая скрывалась за этой музыкой. Они, как мне кажется, были не готовы к этому. Они просто делали танцевальную музыку для себя. Многие же, кто слышал их треки, вообще описывали ее как "экспериментальная".
Джон МакКреди, журналист New Musical Express


Возможно, что техно так и осталось бы просто музыкой, без присущей ей философии, если бы не ленивость чикагских музыкантов. Посетив Детройт, журналисты поехали в Чикаго. После посещения этого города, они написали про поражающую воображение, клубную сцену, рекорд-бизнес, о связи с диско музыкой, соул и традициями госпел музыки. Но там не было ни слова о какой либо философии. Да, чикагские музыканты использовали дешевые синтезаторы. У них просто не было денег на хорошие, не электронные инструменты. Они это знали, и не делали из этого никаких теорий. "Просто такова жизнь", - говорили они.

Но музыка из Детройта, не в последнюю очередь благодаря английским журналистам, приобретала статус возвышенной, и интеллектуальной. Позднее, мысль о том, что техно очень философская и интеллектуальная музыка, только укрепилась в сознании. И не последнюю роль тут сыграл еще один житель Детройта – Карл Крейг (Carl Craig), который умудрился соединить воедино джаз и техно.

Первым, из техно-троицы, всемирную популярность приобрел Кевин Сондерсон. На том самом сборнике “Techno!” находился его супер хит “Big Fun”, который был записан под псевдонимом Inner Сity (совместная работа Кевина и вокалистки Парис Грей (Paris Grey)). Это уже была их вторая совместная работа (первой – был трек “Kreem”). Это был очень веселый техно трек, который с радостью принимали на американских и английских хаус танцполах. “Big fun” продался тиражом 6 миллионов экземпляров, и даже попал в хит-парад Великобритании в 1988 году. Последовавший за ним релиз еще одного хита “Good Life” только лишний раз доказал, что Сондерсон – не человек одного хита.

Летом 1988 года случилось еще одно важное событие в становлении детройсткого техно. Элтон Миллер и Джордж Бейкер открыли маленький клуб, с очень скромным названием, “Music institute” (более полное название – “The Detroit musical institution”) где выступали Дэррик Мей, Дэррел Ди Вайн (Darrel ‘D’ Wynn) и Чез Дамьер (Chez Damier).

Этот клуб выступил своего рода катализатором, и многие будущие техно звезды из Детройта, набирались в этом месте опыта. Карл Крейг, один из завсегдатаев этого заведения, вспоминал мощные сеты Мея – «Он играл сумашедшие версии и какую-то дикую музыку. Когда Дэррик играл, нельзя было понять это музыка такая играет или он так с оборудованием обращается. Люди на танцполе просто сходили с ума. Он мог поставить “Big fun” раза три или четыре за сет, и всегда делал это так, что в моем мозгу происходил ядерный взрыв». “Music institute” просуществовал совсем мало – он закрылся 24 ноября 1989 года, под звуки колокольного перезвона, который Дэррик Мей наложил на “Strings of life”.

Как уже говорилось выше, техно-музыка получила широкое распространение в Европе. Примерно в 1990 году, в Германии, начали появляться треки, которые уже можно было отнести к жанру "техно". Это была смесь, столь популярного, в конце 80-х индастриала и звучания пластинок из Детройта.

В Бельгии развил бурную деятельность знаменитый лейбл R&S, на котором, до середины 90-х, издавалась самая интересная и передовая техно-музыка. Именно на этом лейбле, мало кому известный тогда музыкант Ричард Д. Джеймс, под псевдонимом Aphex Twin, выпустил первую пластинку, которая сделала его знаменитым. Именно там появилась знаменитая пластинка “Energy Flash” от американца Джоя Белтрама (Joey Beltram).

В Англии, техно музыку пропагандировал маленький лейбл из Шеффилда – Warp. На этом лейбле свои первые альбомы выпускали такие мэтры как Nightmares on wax и LFO. Но наиболее примечательна серия сборников “Artifical intellegence”, где музыканты вроде Autechre и Алекса Паттерсона (из проекта The Orb) пропагандировали техно как музыку для головы, но не для ног.

Позднее термин "детройтское техно" стал прилагаться ко всему, что вообще было похоже на техно. На очень быстрое и тяжелое. Во многом тут стоит «поблагодарить» одного из самых знаменитых музыкантов, пропагандирующих «техно музыку из Детройта» – Джеффа Миллза (Jeff Mills). Своей серией Waveform transmission, которая выходила на немецком техно лейбле Tresor, он установил каноны современной техно-музыки, которая почему-то, стала называться “detroit minimal techno”. Техно-музыка из Детройта никогда не стремилась стать жесткой и быстрой (за них это сделали голландцы и немцы, придумавшие хардкор и шранц). Это была (и есть) музыка, которая делается компьютером, но с человеческими чувствами.

Главные лейблы, выпускающие детройтское техно.

Metroplex
Вероятно самый первый лейбл в мире, где выходили первые пластинки с детройтским техно. Принадлежал Хуану Аткинсу. Прекратил свое существование достаточно давно, но периодически всплывают переиздания наиболее успешных релизов лейбла.

Transmat (URL: www.transmat.com)
Еще один легендарный лейбл. Если владельцем Metroplex являлся Аткинс, то владельцем Transmat является Дэррик Мей. Славится крайней неторопливостью (за последние десять лет было выпущено чуть более 20-ти пластинок). Однако почти все выходившие на этом лейбле треки являются самыми настоящими хитами и классикой детройтской техно-музыки.

KMS (URL: www.kmsproductions.com/)
Как становится ясно из названия, лейбл принадлежит Кевину Сондерсону, и, предназначен, в основном, для выпуска собственных треков Сондерсона. Из всех трех лейблов, которые принадлежат отцам-основателям – этот возможно самый успешный.

Underground Resistance (URL: www.undergroundresistance.com/)
Лейбл был основан в 1991 году Джеффом Миллзом и Майком Бенксом. Под этим лейблом издавался весь спектр техно-музыки – от очень интеллектуальной до очень жесткой. Помимо прочего вокруг лейбла существует целая тусовка, которая замешана на целой идеологии. Подробнее о идеологии читайте либо в первой части статьи, либо в статье про Джеффа Миллза.

Red Planet (URL: www.lbh6251876.com/)
Таинственный лейбл. Кому принадлежит неизвестно, кто за ним стоит тоже. Зато знаменит своими девятью релизами, которые многие критики называют “hi-tech jazz”.

430 West (URL: www.430west.com/)
Получивший свое название по адресу первой студии, лейбл Burden Brothers – это один из самых известных лейблов в мире. Взять хотя тот факт, что знаменитейший трек “Jaguar” от участника Underground Resistance – DJ Rolando был выпущен именно здесь. Также послушайте “Black Water” от проекта Octave one.

Planet E (URL: www.planet-e.net/)
Буква Е в названии этого лейбла не имеет ничего общего с наркотиком Экстази. Буква Е – это от английского слова Earth (Земля). Один из самых влиятельных детройтских лейблов в мире. Его бессменным руководителем является Карл Крейг, один из самых талантливых детройтских музыкантов. На лейбле выходило (и выходит) такое огромное количество самой разной музыки, что нередко, многие релизы сложно отнести к жанру техно. Но то, что большинство релизов представляют явный интерес – это очевидно.

M-Plant
Настоящее детройтское минимал-техно от одного из видных деятелей на местной сцене – Роберта Худа (Robert Hood). Сам Роберт является членом Underground Resistance, что не мешает ему совмещать несколько занятий одновременно.

Pure Sonic
Владельцем этого лейбла является Алан Олдхэм, многим более известный как DJ T-1000. Лейбл Pure Sonic многие критики называют одним из последних лейблов, где издавалось настоящее детройтское техно.

Ersatz Audio (URL: www.ersatzaudio.com/)
На этом (относительно молодом) лейбле, издается весьма много минимал-техно и электро. Также на нем вышли все релизы такого проекта как Adult.

Несколько выдающихся треков, записанных в Детройте:

Model 500 “No UFO’s” (Metroplex)
Вышедшая в 1985 году, эта пластинка положила начало сольной карьере Хуана Аткинса и одновременно дала жизнь новому лейблу. Пластинка на многих оказала влияние (взять хотя бы тех же Front 242), и как и большинство тогдашних релизов, звучала совершенно фантастически.

Inner City “Big Fun” (KMS)
Это был первый релиз детройтских техно-музыкантов, который попал в поп-чарты. Она была записана Кевином Сондерсоном и Энн Сондерсон, и отлично вписывалась в серию пластинок Сондерсона – “Good Life”, “Ain’t nobody better” и “Whatcha gonna do with my loving?”.

Rhythm is Rhythm “It is what it is” (Transmat)
Безусловно такие работы Мея, как R-Tyme “R-Theme”, Rhythm is Rhythm “Nude photo”, “Strings of life” и “The dance” настоящие хиты и будут еще долго актуальны. Но именно “It is what it is” переживет их всех и еще очень долго ее будут называть классикой техно-музыки. Ведь именно в этом треке у Мея впервые получилось органично вписать струнные в техно-музыку.

Galaxy 2 Galaxy “Hi-tech jazz” (Underground Resistance)
Настоящая классика от Underground Resistance. Майк Бенкс на время отошел от привычного UR милитаризма и мы получили красивейший саундтрек для космических полетов.

Underground Resistance “The Punisher” (Underground Resistance)
Наверное самый жесткий трек из Детройта. Мощнейшая и очень злая бочка. И именно этот трек заложил основы для европейского хардкора, который станет популярным лишь через несколько лет. “The Punisher” увидел свет в 1991 году.

DJ Rolando “Jaguar” (Underground Resistance)
Один из последних супер-хитов, которые нам подарил Детройт. Выйдя в свет в 1999 году, она быстро оказалась в сумках не только техно-ди-джеев, но и многих, кто техно никогда и не играет. Даже российский ди-джей Фонарь признавался в любви к этому треку.

Jeff Mills “The Bells” (Purpose maker)
Один из самых заметных и прелестных техно-треков в мире. Являет собой квинтэссенцию настоящего техно. Абсолютно фантастический трек, который был создан человеком, никогда не принимавшим наркотики.

Что слушать?

В мире существует огромное количество самых разнообразных компиляций и сборников «настоящего детройтского техно». Хотя большинство из них не имеют к этой музыке ни малейшего отношения. Однако послушайте микс Лорана Гарнье “Excess Luggage”, где на первом диске собраны практически все известные треки, которые были выпущены до 1993 года. Узнайте, как же звучало техно в конце 80-х. Или послушайте “Exhibitionist” Джеффа Миллза, где он, хоть и играет огромное количество музыки со своего лейбла Axis, но показывает настрой самого настоящего, истинного детройтского техно.

Источник: http://www.mixmag.ru/mixmag.php?name=article&object_id=24

Сообщение отредактировал DJ Comm - 5 May 2006, 10:41


--------------------
http://www.danceforum.ru/index.php?showtopic=10183 (Eurodance)
https://promodj.com/djcomm
Go to the top of the page
 
+Quote Post

Reply to this topicStart new topic
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



Текстовая версия Сейчас: 20th September 2018 - 16:22

 Российский Фан Сайт DJ BOBO - популярнейшего европейского dance мастера

www.djorl.ru | www.andrew-aspidov.com | www.orlsoft.ru